Преподаватель ВУЗа и настоящее предприятие: падение в кроличью нору

Преподаватели экономических специальностей в ВУЗах в большинстве своем никогда в жизни не видели настоящую работу экономиста на реальных предприятиях. Это драматический факт.

Отсутствие реальной практики у преподавателей и отсутствие сотрудничества ВУЗов и бизнеса по обеспечению стажировок студентов на предприятиях – базовые причины низкого качества выпускаемых ВУЗами специалистов. Мы, представители бизнеса, в кулуарах очень часто обсуждаем эту боль и жаждим, чтобы министерство образования нашло наконец способ это изменить.

Однако, оказалось, что представители другой стороны, преподаватели, так же осознают эту проблему и некоторые из них ищут альтернативные способы решения.

Следует отметить, что любой инициативный думающий молодой преподаватель может выбрать самое очевидное решение: нет практики – получи практику. Молодому преподавателю следует бросить работу преподавателя и сначала потратить лет 10 на основательную карьеру в бизнесе. А после этого вернуться к преподаванию. Это стратегически самое эффективное решение – размышляю я как менеджер и экономист-практик, привыкший к стратегическим категориям. Тем не менее, мы все сначала люди – потом профессионалы, а людям не свойственно применять стратегические подходы. А молодой преподаватель, конечно, тем более просто человек и далеко не экономист. Поэтому практически никто не применяет этот подход.

Прошлой осенью к нам на предприятие (нефтеперерабатывающий завод) пришло письмо из нашего дружественного отраслевого ВУЗа с просьбой принять на практику не студента, а преподавателя! Это потрясающе. Мы тут же согласились принять этого колумба, этого гагарина, вступить с ним в контакт, завести дружбу, поделиться практически любой информацией и сразу прониклись к нему самыми нежными чувствами.

Обращаю всеобщее внимание: предприятию всегда есть чем поделиться с представителями сферы образования.  У нас, безусловно, есть серьезные ограничения по распространению коммерческой информации. Однако, коммерческая информация здесь не при чем, потому что для целей обучения и погружения в бизнес-среду она не обязательна. Мы всегда можем поделиться методологической информацией, вырванными из контекста данными, алгоритмами расчетов и схемами процессов без всяких ограничений и рисков для бизнеса. Главное – желание сотрудничать и здравый смысл.

Итак, к нам на практику поступил молодой преподаватель. Он подтвердил, что стремился попасть к нам в связи с тем, что осознал свою беспомощность в практических вопросах. Он ведет несколько предметов и один из них производственное планирование (я могу ошибаться в названиях дисциплин, но суть передам точно). Преподавателю пришло в голову, что хорошо бы сделать какую-то практическую работу в рамках этого предмета – например, рассчитать плановый план производства и рассчитать плановую себестоимость на некоторый период некоторого нефтеперерабатывающего предприятия. Прекрасная задача, одна из самых нужных для обучения экономиста в нашей отрасли. Постановка задачи мне понравилась, материалы нашему другу мы дать могли, но дальше начались трудности.

Обнаружилось, что мы по-разному думаем о себестоимости завода. Наш практикант ожидал, что у нас есть план продаж, запасы полуфабрикатов, и вычитая одно из другого можно получить план производства. А имея план производства и нормативную себестоимость по каждому нефтепродукту и, перемножая эти два множества, можно получить плановую себестоимость. Это звучит вроде бы и логично, если ты не экономист в нефтепереработке.

В нефтепереработке вот уже много лет все компании этой планеты используют методы линейного программирования для планирования плана производства. У нас есть модели, в которых мы формируем системы уравнений со следующими аргументами: потребности рынка, цены реализации, загрузки и параметры производственных процессов, показатели качества потоков сырья и полуфабрикатов, показатели качества готовой продукции. И план производства на год и оперативные планы на месяц, неделю мы получаем путем решения этой системы уравнений с оптимизацией маржи. У нас есть для этого современное программное обеспечение. У нас есть базы исходных данных, которые также формируются из других еще более детальных и точных технологических моделей. Это очень поверхностное и краткое описание нашей методологии планирования производства.

Удивительно, но преподаватель производственного планирования в нашем отраслевом ВУЗе вообще ничего не знал о применяемых в отрасли во всем мире вот уже много лет методологий и о мировых поставщиках этих методологий. Оказывается, многие учебные курсы по экономике разработаны в середине 20го века и основательно не пересматривались с тех пор. Действительно, специалисты, решившие делать карьеру в образовании, получают знания на этих курсах, а потом эти знания передают следующему поколению преподавателей и так бесконечно. Интересно было бы столкнуться с представителями научного сообщества и узнать, разрабатываются ли сейчас какие-то новые теоретические знания в нашей области: кем они разрабатываются и как. Основное достояние нашего вида – научный метод – основан на эксперименте. У физиков, например, есть их лаборатории, ускорители частиц и все остальные sci-fi-приспособления. Почему же преподаватели-экономисты никогда не ставят экспериментов?

У нас для этого есть огромное количество государственных предприятий. Очень интересно бы было однажды услышать о том, что преподаватели и студенты какого-нибудь столичного ВУЗа ставят эксперимент, внедряя бережливое производство, на каком-нибудь муниципальном унитарном предприятии Москвы и ведут об этом интересный внятный блог и презентуют профессиональном сообществу результаты. Возможно, такой проект с большей вероятностью сделал бы из студентов менеджеров и экономистов, чем изучение культуры речи.

Следующее открытие, которое мы сделали для нашего практиканта – себестоимость нефтепереработки. Дело в том, что в нефтепереработке формирование производственной себестоимости регламентировано инструкцией 1998 года «..по планированию, учету и калькулированию себестоимости продукции на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях».

Основная часть процессов таких заводов, как наш, относится к комплексным производствам, под которыми понимаются производства, где в одном рабочем цикле из единого состава многокомпонентного сырья, на одном и том же производственном оборудовании при равных технологических условиях одновременно получают несколько продуктов, различающихся по физическим, химическим свойствам, агрегатному состоянию и направлению использования.

При переработке нефти (многокомпонентного сырья) вследствие происходящих в технологическом процессе химических реакций изменяется внутренняя структура сырья, вследствие чего образуется группа разнородных химических веществ (компонентов). Каждый из полученных компонентов является основой образования обособленного продукта с новыми качественными характеристиками.

Все продукты общего технологического процесса образуются, как правило, одновременно, а затраты на их получение возникают одномоментно. Вследствие этого отсутствует попродуктное нормирование затрат на единицу продукции, попродуктное планирование и учет затрат.

Единицей учета затрат в нефтепереработке является технологическая установка или отдельный технологический процесс. Мы не калькулируем себестоимость каждого продукта, не распределяем косвенные затраты по продуктам, не считаем маржу по продуктам и так далее. И это вполне однозначно и подробно описано в основной отраслевой инструкции 1998 года.

Так вот преподаватель экономической дисциплины одного из ведущих ВУЗов страны, подготавливающего специалистов для нашей отрасли, такой подробности не знал. Они там у себя в сфере образования живут в другой реальности, как мы видим. Наш друг знал одно: есть продукт, у него должна быть себестоимость, маржа по продукту. Если маржа по продукту положительная – его надо выпускать, маржи нет – не надо. Если хочешь планировать производство, нужно запланировать маржу по продуктам.

Альтернативные и общеприменимые алгоритмы принятия решений по плану производства не были известны молодому преподавателю. К сожалению, за то короткое время, пока он собирал у нас на предприятии информацию, у меня не было возможности основательно стащить завесу с этой тайны. И, боюсь, что гагарин покинул нас с ощущением, что они там на производстве делают что-то, не знаю что.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *