Дизайн экономического подразделения. Густые краски.

Абсолютное большинство экономистов в Москве работают больше 40 часов в неделю. Переработки – это не просто хороший тон, и эпизодический подвиг, это будни. Рабочий день экономиста всегда длится минимум 11 часов.

В последние 8 лет мне довелось комплектовать штат  трех планово-экономических отделов, а один из них дважды. Поэтому я провела огромное количество интервью. И  все 100% кандидатов готовы к переработкам. Все привыкли работать до 20.00. Многие привыкли работать до 10 вечера. И треть привыкла работать и в выходные. Из этой трети половина – бесплатно. Учитывая, что в дорога в Москве с работы на работу занимает в среднем 3 часа, все эти экономисты не живут особо ничем кроме своей работы.

У нас практически нет возможностей иметь дополнительные увлечения, узнавать или делать что-то другое и новое, это приводит к сужению кругозора и сильно ограничивает развитие личности в то время, как скорость познания окружающего мира нашим видом ускоряется по экспоненте. Реалии нашей профессии – это булыжники на щиколотках наших душ, как бы это ни звучало.

Нам не хватает времени для здоровых социальных контактов: для семей, детей и друзей. Мы не делаем уроки с нашими детьми каждый вечер, не играем с ними в футбол во дворе, мы редко видим родителей, мы смотрим кино в обнимку с партнером только в ущерб нашему сну. Внутри каждого из нас рано или поздно зарождается чувство одиночества и отчужденности. В меньшей или большей степени. И в конце концов это приводит к психологической нестабильности и неврозам.

Мы проводим большую часть рабочего времени, а это, напоминаю, 11-15 часов, неподвижно сидя на плохих стульях за плохими столами. 100% наших позвоночников поражены остеохондрозом. Остеохондроз – это боль. Мы – не пехотинцы с отстреленными конечностями, и мы не испытываем острой шокирующей боли. Нет. Большинство из нас живет свою жизнь на фоне постоянной нудной боли в спине, мигреней и бессонницы.

Работа с данными в стрессовых условиях (когда у тебя случается внезапный дедлайн – какой-нибудь анализ к следующему утру) в течение нескольких часов требует высокой концентрации. Опять же мы – не летчики гражданской авиации, которые управляют самолетом и отвечают за 500 человек на борту. Нет, нам требуется сохранять высокую концентрацию на малозначимых циферках в течение 15, 18, 20 часов, чтобы потом все сходилось. Это не геройство, риски незначительны, а градус страстей низок. Это как сосредоточенное вышивание сутками. Отвратительно-великолепная почва для мигрени.

Мы едим плохую еду 6-8 раз в день, взращивая свой метаболический синдром. Наши бизнес-ланчи богаты углеводами, наши тумбочки полны песочным печеньем с трансжирами, наши завтраки – это сладкие низкожирные йогурты, а когда у нас случается праздник, мы заказываем пиццу.

У нас плохой сон, плохое пищеварение и мало мышечной массы, корпорации снабжают нас абонементами в фитнес-клубы. Однако, как я уже сказала, – у нас нет времени на хобби. А наш кругозор узок, и мы не в курсе, что ежедневная физическая нагрузка – это гигиена 21 века.

Все это –  факторы низкого качества жизни и ранней смертности экономистов, да и всего офисного планктона.

Однако, я глубоко убеждена, что профессия экономиста не обязательно должна быть связана с этими факторами. И мы обязаны управлять своими жизнями осознанно здесь и сейчас. Потому что иначе, мы – гумус, и тупые скафандры для наших эгоистичных генов, способные только влачить свое мерзкое существование и размножаться.

Экономические подразделения должны работать над уровнем производительности своего труда.

У каждого из нас разные степени свободы, мы работаем в разных корпоративных средах, мы обладаем разными талантами и способностью влиять на другие подразделения в компании и свое руководство. Мы можем не иметь возможности повлиять в ближнесрочной перспективе на какие-то неэффективные кросс-функциональные процессы или тупой корпоративный центр, но мы определенно можем повлиять на внутренние процессы блоков экономики и финансов и на работу собственной команды.

А эффективность собственной команды очень сильно зависит от состава этой самой команды, кэп.

Итак, представьте в своем воображении своих коллег – членов своей команды. Может, вы руководитель, может, вы линейный специалист. Без разницы. Над этими вопросами хорошо бы раздумывать каждому. Потому что вне зависимости от должности мы все проводим эти 11-15 часов на работе каждый день. И рефлексия каждого из нас нужна, потому что осознание побуждает к действию. И вот, члены вашей команды – скольких из них вы уважаете, скольких считаете тупицами, лентяями и обузой? Если ваша команда формировалась как попало, вы ненавидите многих. И это снижает вашу производительность труда. Если вы руководитель, знайте: из-за того, что вы не сформировали команду, ваша производительность труда низкая и вы проживаете эту никчемную жизнь по своей вине.

Я считаю, что команду надо формировать активно, нужно решительно увольнять людей, нужно настойчиво искать новых, нужно менять их функционал, учитывая полученный в результате набора коктейль талантов и компетенций. Это длительный и полный проблем процесс. Но мы же зачем-то уже залезли в эту лодку? Если вы не выбрали путь хиппи, или вы не сексушная красотка, которой все достается просто так, так будьте добры, начните уже увольнять людей.

Чем быстрее и решительнее увольняете тех, кто является обузой, тем лучше и для вас и для них. Они найдут свой другой путь, может, другого работодателя, может, другую профессию и избавятся от унижения быть хуже других, а вы получите шанс добиться перемен.

Многие медлят увольнять людей из-за страха обрушить рутину и получить коллапс: не сдать вовремя регулярную отчетность, как правило. Однако, вся ваша регулярная отчетность – никчемный кусок низкотехнологичного мусора, который ни один менеджер не использует для принятия решений. Все знают историю про то, как знакомый чьего-то приятеля составлял презентацию и посреди презентации где-то в тексте написал всем известное слово из трех букв, и этот материал был презентован, и никто не наткнулся на сюрприз. Абсолютно все экономисты говорят друг другу однажды, что вот я формирую я отчетность и, если я однажды сформирую ее с потолка, просто выдумав данные, то ничего не случится. Так и есть. Я лично тестировала. Критичные процессы в вашей команде все равно замкнуты на более менее полезных ее членов, а уволить вы подумываете того, кто скорее всего делает что-то рутинное и низкокачественное. В 21 веке рутину необходимо уничтожать проактивно, даже если на первый взгляд кажется, что она жизненно важная  – уже 10 лет эта тетенька сидит и проводит бюджетный контроль договоров, а еще рассчитывает цены для арендаторов. Ради того, чтобы немного разнообразить свою серую жизнь увольте того, кто делает у вас что-то подобное прямо на следующей неделе. Просто чтобы развеяться.

Итак, что же предпринять дальше. Нанимать того, кто попадется или выбрать какую-нибудь концепцию? Мне нравится второй вариант и последние 4 года я тестирую концепцию: молодые специалисты – наше все.

Эта концепция родилась в моей голове не случайно, а безусловно под влиянием обстоятельств. Я оказалась на предприятии с планово-экономическим отделом, состоявшим из сотрудников, строго соответствовавших определенному профилю: женщина, 45+, жительница определенного района восточной окраины Москвы, двое детей, муж, хобби – садоводство, чтиво – журнал 7 дней, стаж работы на одном последнем месте 10+ лет.

Я говорю о специфическом коллективе с довольно теплой атмосферой, со взрослыми цветами в горшках, такие росли в школьных кабинетах в моем детстве, с беседами о детях и гриппе, с советами попробовать гомеопатию. Такие миры имеют право на существование, как и пигмеи, как львиные прайды в охраняемой саванне.

Члены этого коллектива хорошо знали свое предприятие, как знаешь свой смартфон: умеешь звонить, пользоваться мессенджерами, кто-то даже симкарту может засунуть, но что там внутри и как это все работает – не особо интересно.

Они так же были очень лояльны к предприятию, потому что все жили рядом с работой, потому что не меняли работу лет по 10 и потому что перемены – это страшно и плохо. Они много работали: вечерами и в выходные, потому что были очень ответственными.

Их работа состоял на 95% из формирования отчетности. Отчетность. Очень много отчетности. Классическая команда экономистов конца прошлого века, вполне справляющая с ролью сервиса.

Ценности команды не соответствовали моим, наше взаимодействие травмировало. И это очень быстро спровоцировало во мне увлеченность идеей, что идеальное экономическое подразделение – это команда молодых специалистов с живыми мозгами и максимальной свободой.

Молодые специалисты должны быть очень молодыми: сразу после ВУЗа или с опытом до 5 лет. я полагала, что такие специалисты еще не получили серьезных деформаций, оказавшись в компаниях с порочными корпоративными культурами: бюрократичными, ограничивающими потоки информации, разделяющими ответственность на мелкие лоскуты.

Продолжение следует.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *